Кто должен защитить медиков? Юрист провела анализ публичных извинений врачей

Кто должен защитить медиков? Юрист провела анализ публичных извинений врачей
В ответ на обращение депутата Жогорку Кенеша Дастана Бекешева в Генпрокуратуре заявили, что граждане сами хотят извиниться за распространение недостоверной информации.

твердились факты принуждения со стороны сотрудников ГКНБ граждан и врачей к публичному извинению.

«Авторы роликов приносили извинения добровольно, законодательством КР это не запрещается», - пишет ГП.

Юрист и член гражданского союза «За реформы и результат» Атыр Абдрахматова опубликовала на своей странице в Facebook анализ фактов публичных извинений медиков. В своем заявлении правозащитник отвечает на вопрос, кто должен защитить медиков.

Отмечается, что за 43 дня с первого случая выявления коронавируса в Кыргызстане всего по стране 195 медработников заразились коронавирусом (26,2% от общего числа зараженных).

40% всех случаев заражения COVID-19 в Бишкеке приходится на медработников.

Что мы знаем?

Медицинские работники неоднократно жаловались и продолжают выражать объективное недовольство на следующие обстоятельства:

отсутствие средств индивидуальной защиты, если таковые и выдавались некоторым, то вопрос стоял об их качестве;
проведение экспресс тестов среди медиков, качество которых оказалось плохим. При этом Минздрав признавал, что экспресс тесты дают погрешность до 30%;
экономия на медиках ПЦР-тестов, которые оказались более достоверными.
Примечание: правительство сначала закупило 5 тысяч экспресс-тестов на сумму $22 тысячи 500, затем 30 тысяч экспресс-тестов на сумму $112 тысяч 500 без учета транспортировки.

Остается открытым вопрос, сколько всего у нас в стране было ПЦР-тестов?

Попытка незаконной принудительной мобилизации всех, кто имеет медицинское образование;
отсутствием условий для передвижения на рабочее место, условий работы;
сомнения в выплатах за «форс-мажорный» график работы, выплаты в случае заражения медика. При этом незащищенными остались члены семьи врачей и медперсонала.
Кубатбек Боронов и другие чиновники Правительства, в том числе из Минздрава, периодически осуждали врачей за обнародование правды о действительном уровне их защищенности, потом приносили извинения, но продолжают неустанно опровергать слова обеспокоенности врачей.

В свою очередь ГКНБ заявил, что «на фоне ситуации с коронавирусом во всем мире отдельные лица пытаются сделать себе дешевый самопиар путем распространения недостоверной информации, а также дискредитации работы всех задействованных структур в борьбе против COVID-19. В ходе проведенных оперативно-разыскных мероприятий были выявлены и установлены распространители фейковых информаций, среди которых оказались сами работники медицинских служб».

Власти таким образом признали, что медики пиарятся и заставили нескольких из них извиниться за свое мнение и оценку условий их работы. Общественное осуждение действий властей с врачом #BekTur вышло за медиа пространство страны.

«При этом ГКНБ продолжает нам внушать: давления на медиков нет (как нет давления на пациентов, переболевших коронавирусом), они лишь выявляют недовольных, проводят профилактические беседы, после чего отпускают», - пишет юрист.

Минздрав признает, что у них есть кураторы в ГКНБ, которым они объясняют, что «не нужно давить на медицинских работников». Почему то Минздрав не ставит вопрос, что по закону нельзя оказывать давление на медиков.

Что дальше?

Есть первый прецедент, когда врачи начали себя защищать. По факту невыдачи средств индивидуальной защиты сотрудникам Центра госсанэпиднадзора начато досудебное производство, основанием послужило коллективное заявление сотрудников Каракольского центра госсанэпиднадзора.

Депутаты Жогорку Кенеша по случаю с врачом #BekTur обратились в Генеральную прокуратуру, они должны дать правовую оценку действиям ГКНБ.

Депутаты вместе с правозащитными организациями разработали поправки в законы, для усиления защищенности социальных и трудовых гарантий медицинских работник.

Как должно быть?

Омбудсмен

Как считает юрист, омбудсмен один из первых должен был отреагировать на нарушение прав медицинских работников, выехать на место и изучить каждый факт об отсутствии условий работы медиков на местах, дать объективную оценку условий работы медиков, наличия СИЗ, и сообщить об этом общественности, парламенту, президенту и Совету безопасности.

Это было бы альтернативным мнением тому, что озвучивает правительство.

Омбудсмен должен был направить акт реагирования председателю ГКНБ и пресечь любые действия сотрудников ГКНБ по «профилактическим беседам» с медицинскими работниками и пациентами COVID-19 направленных на принуждение их к отказу от своего мнения.

Найти каждого медицинского работника и пациента COVID-19, дать им гарантии «не преследования» со стороны правоохранителей, и по каждому случаю направить материалы в Генеральную прокуратуру, чтобы те в свою очередь дали правовую оценку действиям сотрудников ГКНБ и привлекли к ответственности. Всю информацию предоставить в парламент и президенту.

Генеральная прокуратура

Генеральная прокуратура должна была по всем случаям нарушения прав медицинских работников, по каждому озвученному публично случаю о бездействии Министерства здравоохранения, главных врачей по обеспечению средствами индивидуальной защиты медиков УЖЕ начать проверку.

И также поступить в отношении каждого сообщения в средствах массовой информации о «профилактических беседах» сотрудников ГКНБ с населением, в особенности с медицинскими работниками и пациентами перенесшими коронавирус.

Минздрав

Руководство Министерства здравоохранения должно было обеспечить правовую поддержку каждого врача, кто выразил свое недовольство условиями своей работы.

Минздрав мог обратиться в Адвокатуру КР, Центр по координации гарантированной государством юридической помощи Министерства юстиции, и обеспечить доступ каждого медицинского работника к безвозмездной первичной правовой консультации.

Жогорку Кенеш

Парламент должен создать депутатскую комиссию с вовлечением независимых экспертов в области здравоохранения, прав человека, которые соберут все случаи нарушения прав медицинских работников всех уровней, пациентов переболевших коронавирусом, а также осуществят мониторинг поступления и расходования средств выделенных из государственного бюджета, донорскими организациями и местными гражданами, юридическими лицами, внесенных для поддержания работы медицинских работников.

Юрист напоминает, что по Конституции никто не может быть принужден к выражению своего мнения или отказу от него.

C 23 марта до 10 мая действует чрезвычайное положение в Бишкеке, Оше и Джалал-Абаде и Ат-Башинском районе Нарынской области. В остальных регионах страны действует режим ЧС.

Как вести себя в режиме ЧП и комендантского часа, что можно, а что нельзя, читайте здесь. Как обезопасить себя и близких - здесь. Все необходимые контакты для ответов на любые вопросы и получении помощи в режиме ЧП и ЧС мы собрали для вас здесь.


Фильтр

Сбросить

Похожее в этом районе
06.10.2020 !!Гражданский союз выступил с обращением к политическим силам в связи с последними событиями в стране
Ожидается рост преступности после карантина. Будет ли в Кыргызстане новая система профилактики?
02.06.2020 Ожидается рост преступности после карантина. Будет ли в Кыргызстане новая система профилактики?
07.05.2020 Уроки пандемии: Ожидания общества от милиции и что происходит в реальности (ВИДЕО). Среди участников: Тимур Шайхутдинов
04.05.2020 Кто должен защитить медиков? Юрист провела анализ публичных извинений врачей
15.04.2020 ЧП 2020: Дополнительные полномочия повысили риски противоправных действий со стороны силовиков
05.11.2019 Комитет по правопорядку прорабатывает методику оценки работы милиции
Комитет по правопорядку прорабатывает методику оценки работы милиции
04.11.2019 Комитет по правопорядку прорабатывает методику оценки работы милиции
09.09.2019 В Жалал-Абаде проводят внешнюю оценку деятельности милиции
13.08.2019 Гражданский союз: Расследования вокруг событий 7-8 августа не должны стать поводом для сведения счетов
Timur Shaikhutdinov: Law on “The Prevention of Crime” remains declarative
06.06.2019 Timur Shaikhutdinov: Law on “The Prevention of Crime” remains declarative