Экспертное обсуждение: система подготовки кадров в милиции Кыргызстана

Центр политико-правовых исследований, совместно с Гражданским союзом, представляет вашему вниманию видеодискуссию “Система подготовки и обучения милицейских кадров”.

В дискуссии приняли участие международный эксперт в сфере безопасности Сергей Сидоров и сопредседатель общественного объединения «Гражданский союз» Урмат Казакбаев. Модератор - Азамат Тынаев.

Азамат Тынаев:

Здравствуйте, уважаемые наши зрители! Рад новой встрече с вами! Сегодня мы обсуждаем тему “Система подготовки и обучения милицейских кадров в Кыргызстане”. Эта проблема у нас острая и давно наболевшая. На первый взгляд - это комплекс неразрешимых проблем. Но эти проблемы не должны нас пугать, не должны нас останавливать от реформы всей системы правоохранительных органов. Без системы обучения нам не построить демократичную, открытую, свободную, безопасную страну.

Урмат, вы провели исследование по системе подготовки обучению. У нас есть школа Милиции, Академии МВД, всевозможные курсы переквалификации, стажировки. Как вы общими оценками обрисовали бы ситуацию? То есть на какой точке мы сейчас находимся? Плюсы и минусы?

Урамат Казакбаев:

Наше исследование отличается тем, что мы изучали разные группы. То есть действующих сотрудников органов внутренних дел, руководителей, сотрудников кадровых служб РОВД, молодых сотрудников, которые работают в милиции от 1 года до 3 лет, ветеранов МВД. Также профессорско- преподавательский состав МВД, преподавателей Академии МВД.

У нас в КР есть два основных учебных заведения, которые готовят сотрудников милиции. Первое, академия МВД. Второе, Республиканских учебный центр. Республиканский учебный центр готовит сотрудников патрульно-постовых служб, сотрудников ГАИ. Также занимается переподготовкой действующих сотрудников. А в академии МВД обучение идет от 1 года до 5 лет.

Следующими мы опросили курсантов Академии МВД и республиканского учебного центра. Другая немаловажная группа - это представители гражданского общества и институтов защиты. То есть аппарат Омбудсмена, Национальный центр по предупреждению пыток. Последняя группа - это неправительственные организации, которые работают в правозащитной сфере и адвокатское сообщество.

Вопросы, которые мы задавали этим группам, касались их видения и ожидания. То есть какой должна быть подготовка сотрудников милиции? У представителей гражданского общества были интересные ответы. Сотрудники милиции были не готовы. В силу того, что они действуют по приказу, по уставу. Творчески мыслить, проявлять инициативу боятся.

Следующий вопрос: “Как должно быть? И как сейчас?”.

Благодаря Сергею Ивановичу была изучена международная практика. Еще одна отличительная черта нашего исследования то, что рекомендации и предложения мы собирали у этих же групп. То есть бывает, когда исследователи задают вопрос, получают ответ, сами готовят рекомендации, анализируют.

Если остановиться на методологии, то здесь проводились интервью, проводились фокус-группы, анонимное анкетирование среди курсантов.

В анкетировании мы задавали каверзные вопросы, которые не совсем понравились бы руководству академии, руководству министерства.

Азамат Тынаев:

Сергей, мы поняли со слов Урмата, что было проведено масштабное разноплановое исследование. Хотелось бы услышать ваши мысли по вопросам безопасности, про исследовательскую, подготовительную часть работы по общему реформированию именно с точки зрения международного эксперта.

Сергей Сидоров:

Я бы не назвал свою роль в данном случае экспертной. В моем понимании, эксперт выносит вердикт, как должны поступать. Потом критикуются людьми, которые все это должны выполнять.

Моя роль в этом исследовании заключалась собрать фактический материал о системе профессиональной подготовки из различных источников, у различных групп по интересам. Иногда слегка не совпадающие интересы в этом плане. И это хорошо отчасти. Потому что борьба противоречий ведет к прогрессу. В нашем исследовании мы взяли за основу не отдельный элемент системы профподготовки. Постарались охватить ее в целом.

Вопросы для всех групп были одинаковые. Был комплекс специальных и общих вопросов. Нам немного приходилось объяснять то, что мы имеем в виду. Поскольку даже решившие избрать свой жизненный путь в милиции, не знает через что ему придется пройти. Пройти, прежде чем он получит звание, погоны, власть и ответственность, который ляжет на плечи вместе с погонами.

Система профподготовки не только в КР, а в целом в мире, состоит не только из получения образования, но и из последующих шагов. После получения свидетельства или диплома об окончании учебного заведения, повышение квалификации не заканчивается. В КР приказом Министерства Внутренних Дел установлен порядок наставничества. То есть за каждым молодым сотрудником закрепляется наставник из числа более опытных. Молодой сотрудник не выпускается на улицу, на пост, в следственный комитет без наставника. Как показало исследование на бумаге все работает, приказы соблюдаются.

К сожалению, многие респонденты нашего исследования обозначили проблему текучести кадров. Это даже не сама проблема, а последствия этой проблемы. Текучесть кадров - это всего лишь один этап из цепочки. Тем не менее назначение наставника для молодого сотрудника является отчасти проблематичным. Лица, которые предполагаются быть наиболее опытными, иногда не имеют большого опыта, чем молодой сотрудник. Причина в текучести кадров. Поработав совсем немного времени сотрудник переходит на вышестоящую должность. Например, старший инспектор и старший участковый будучи недостаточно опытным, получает сотрудника, которого он должен обучать. К сожалению, не всегда получается так, что опытный сотрудник обучает молодого сотрудника.

Первый шаг сотрудник прошел, он уже формально получил достаточно навыков, начал работать самостоятельно. По истечении определенного времени его знание нуждается в определенном обновлении и закреплении. По бумажной части этого дела существует ряд документов. Несколько часов в неделю сотрудник посещает занятия с целью закрепить свои знания, получить новые. В этом плане в Кыргызской Республике МВД, все правоохранительные органы стоят перед серьезным вызовом - вступление в силу 5 новых кодексов. Что в значительной мере меняет структуру уголовного и административного процессов.

Соответственно, требуется от сотрудников досконального знания тех нормативных актов, по которым в принципе нет еще практики применения. В данном случае у нас нет каких-то рекомендаций методических. Мы их сами нарабатываем. Отчасти есть опыт соседних стран, где такие кодексы уже приняты. Но в любом случае должна делаться поправка на местные условия. Мы не должны следовать слепо даже положительному опыту.

Коренным образом условия жизни меняются. Требуется не только закрепление знаний, но иногда и получение значительного объема новых. С этой целью в МВД КР действует механизм о повышении квалификации и переподготовки. Этим, в основном, у нас занимается Академии МВД 5 факультет. Сотрудники милиции периодически проходят переподготовку по своей конкретной специальности, уже имея определенный опыт. Обучение может быть раз в год или несколько в зависимости от плана служебной подготовки.

В КР активно действуют различные Неправительственные организации. Они предлагают свой опыт и свои знания действующим сотрудникам милиции. Эти занятия формально не включены в систему профессиональной подготовки. Но они играют большую роль в повышении профессиональной квалификации сотрудников в особых специфических областях. К примеру, права человека, служебная этика, работа с несовершеннолетними.

То есть инспектора по делам несовершеннолетних, следователи, обычный постовой милиционер должны соблюдать международные конвенции об обращении с несовершеннолетними. Эти знания, в основном со ссылкой на практическое их применение дают Неправительственные организации через тренинги. В учебной программе КР этого нет. Организовывают эти тренинг на своей собственной базе и на базе, которую им предоставляет органы внутренних дел. Такие элементы служебной подготовки мы охватили своим исследованием.

Мы не только собирали информацию от наших участников исследования. Мы также спрашивали о том, что действует, что нет, что нужно улучшить, а что отменить. Мы получили разные точки зрения. Мнения разделились на две группы.

Первое, точка зрения гражданского общества. Они являются конечным потребителем нашего продукта. И не зная механизмов оценивают конечный результат. Большинство вопросов были открытые. Мы не предлагали респондентам оценивать по пятибалльной системе, но она само собой свелась к 3-м баллам.

Больше половины сказали, что сотрудники не всегда соблюдают права человека. Не всегда ведут себя правильно с этической точки зрения: допускают жестокость и их поведение желает лучшего. Небольшая часть были удовлетворены работой милиции. Небольшая часть дала категорически отрицательную оценку работе органов внутренних дел с точки зрения соблюдения прав человека. При этом я должен сделать оговорку, что оценки отражали точку зрения тех организаций, которые они представляли.

Мы опрашивали не случайных людей на улице. Опрашивали представителей правозащитных организаций, неправительственных организаций, правозащитных институтов, действующих в КР. То есть тех, кто непосредственно работает с милицией и может нам дать квалифицированную оценку. В основном, они имеют дело с отрицательной стороной, с нарушениями прав человека.

О положительной стороне милиции они знают меньше, чем о негативной. Тем не менее положительные стороны тоже были учтены.
В качестве положительных моментов наши респонденты отметили растущую открытость органов внутренних дел к обучению, к получению новых знаний, особенно в сфере прав человека.

Буквально несколько лет назад сотрудники милиции относились скептически к новым знаниям. Раньше они придерживались мнения, что эти знания навязывались из тех частей света, где существует другая культура, другая правовая система, другие исторические традиции и так далее. Сейчас, по словам наших респондентов, они сами просят обучить в области прав человека, конвенций, особенно с точки зрения практического применения. К примеру, случаи домашнего насилия. Это те знания, которые не даются в академической аудитории. Это те знания, которые могут дать сотрудники правозащитных организаций.

Другое противоречие - это взгляд на характер обучения в учебных заведениях МВД. Руководители органов внутренних дел и сами молодые сотрудники объяснили нам, что сотрудники, окончившие Академию МВД и выпускники гражданских вузов отличаются.

Первые легче воспринимают требования дисциплины, требования строевой подготовки, огневой подготовки, тяготы и лишения службы, нежели вторые. По словам респондентов, выбор последних был основан на просмотре художественных фильмов и не знают милицейской практики. Выпускники гражданских Вузов не выдерживают нагрузок жестокой милицейской среды. Текучесть кадров среди них является самой высокой.

Редко кто дорабатывает до одного года, остаются лишь самые стойкие или те, чья психика подстраивается под новую систему. Фактически теряют свое гражданское мировоззрение, с которым он или она пришли в органы внутренних дел. С другой стороны, по словам сотрудников и руководителей внутренних органов, они с большей радостью принимают выпускников академии. Потому что у них хорошая строевая, огневая, теоретическая подготовка.

Насчет слово “проблема”, которое было озвучено у нас. Мое глубокое убеждение - проблема должна быть всегда в системе профессиональной подготовки. Потому что правоохранительная система - это не точные науки, где многие формулы установлены с древних времен и продолжают быть неизменными. Правоохранительная же система меняется ежедневно, ежеминутно, ежесекундно. Мы должны ее совершенствовать, учитывая новые изменения. Поэтому я называл бы не проблемой, а вызовами.

Первый вызов на данный момент - это изменение в законодательстве. То есть сотрудники должны очень быстро учится тому, чему их научить пока еще никто не может. Есть отдельный опыт соседних стран, но пока он тоже обрабатывается.

Второй вызов - это движение нашего общества, открытость и информационные технологии, которые наиболее болезненно ощущаются на линии фронта.

Если мы представим себе фронт борьбы с преступностью, это патрульно-постовая служба, дорожные службы. Сегодня любой гражданин может достать из кармана аудио записывающее устройство и начать записывать. Любая ошибка, даже не ошибка, а не совсем корректное поведение, какое-то замешательство сотрудника милиции немедленно становится достоянием широчайший общественности. Как сказали респонденты, сотрудник милиции иногда предпочитает разойтись, не предприняв никаких мер, потому что просто боится от дальнейшей ответственности.

Новые технологии, которые вводятся в сфере безопасности. Например, система безопасный город, который недавно начала функционировать, тоже обкатывается и приносит много отзывов и от граждан, и от милиции. Отзывы и положительные, и отрицательные. Это новый вызов для системы профессиональной подготовки, потому что эти технологии вводятся в жизнь. Они используются в следственной, в правоохранительной практике. Сотрудники милиции должны быть подготовлены.

Большинство курсантов академии и республиканского учебного центра в анкетировании отметили, что хотели бы внедрить в систему обучения информационные технологии. То есть они уже смотрят в будущее. Они хотят выйти из своих учебных заведений и иметь уровень знаний подготовленности завтрашнего дня. Чтобы стать полноправными, квалифицированными сотрудниками в органы внутренних дел. Вот это то основное, что я бы хотел отметить в исследовании, которые мы провели.

Я думаю это исследование коренным образом отличается от предыдущих исследований. Предыдущие исследования, которые проводились министерством и международными организациями были направлены, в основном, точечно на какой-то один отдельный элемент системы профподготовки. Но они все взаимосвязаны цепочкой, поэтому анализировать и воспринимать нужно комплексно. Это все, что мы попытались сделать в рамках исследования.

Азамат Тынаев:

Сергей, большое спасибо! Наверняка, в связи со своей работой вы прочитали в местных СМИ о частых случаях, когда сотрудники милиции, которые должны защищать, наоборот нарушают права граждан. То есть случаи авто наездов, фактов изнасилования, халатность, грубость и так далее.

Хотелось бы у вас узнать, какие быстрые, точечные решения существуют? Когда ситуацию можно было бы менять уже здесь и сейчас, не дожидаясь парламентских обсуждений, долгих процессов принятия решения на правительственном уровне? Что об этом говорит зарубежный опыт? Наверняка, многие страны тоже проходили такой транзитный тяжелый этап реформы.

Сергей Сидоров:

Я хотел бы своей стороны заметить, что я бы со своей точки зрения не говорил бы о каких-то глобальных изменениях в системе профессиональной подготовки. Система есть, и она работает. Да, есть сотрудники, не всегда ведущие себя так, как ожидает общество. Они должны изучать то, что от них требуется. Один мой иностранный коллега из Великобритании сказал, что есть два подхода в полицейской работе. Первое, милиционер выходит на улицу с целью кого-то наказать. Второе, милиционер выходит и смотрит на того, кто нуждается в его помощи. Собственно говоря, это все обучение.

Дальше все идет исходя из нужд. Что требуется от сотрудника милиции, гражданское общество уже начала высказываться. И должно высказываться более активно. Здесь-то и должны вырабатываться каналы обратной связи. “Служить и защищать(to serve and to protect)” - это то, что написано о сотрудниках милиции, пусть и где-то за рубежом. Если сотрудник милиции будет выходить на улицу и приходить в свой кабинет с мыслью: “Кому сегодня нужна моя помощь? Кого сегодня я должен защитить?”. Проблема профессиональной подготовки решится очень легко.

Есть дисбаланс в правах людей, который нарушает основной принцип - служить и защищать. Недостаточно уделяют внимание правам потерпевших. В уголовном процессе потерпевшим считается лицо, которому нанесен определенный вред. Согласно большинству уголовно-процессуальных кодексов на территории бывшего Советского Союза, следователь, дознаватель, суд или прокурор, лицо, производящее следствие должно вынести постановление о признании потерпевшего. С этого момента человек пользуется всеми установленными законом правами. До этого момента ни у сотрудника милиции, ни у потерпевшего в законе таких прав нет.

Наша система образования, международные нормы в основном фокусируются на правах подозреваемого с момента задержания. Когда еще не возбуждено уголовное дело, когда еще ничего неизвестно, сотрудник милиции зачитывает права задержанного. А права потерпевшего никто не зачитывает. Хотя также нуждается в юридической, психологической, моральной помощи.

В практике есть “привилегированные” потерпевшие, то есть наиболее уязвимые группы: женщины, жертвы домашнего насилия, несовершеннолетние, потерпевшие от преступлений сексуального характера. Они находятся в центре внимания. В отношении них имеется масса методических рекомендаций для сотрудников милиции. Существуют специальные социальные учреждения, которые оказывает им помощь. Но кто думает о жертве обычной карманной кражи, который приходит в милицию? Возможно, там были не последние деньги у человека, но для того, кто столкнулся с таким явлением впервые - это моральный шок. Он теряет веру в безопасность общественного транспорта, в безопасность в городе. Это останется на всю жизнь. Вот это одна из болевых точек.

Система существует - это система основного обучения, дополнительного обучения, боевой служебной подготовки, которая должна гибко реагировать. Нужно всего лишь разработать методологию. Не нужно разрабатывать с нуля, есть международные практики. В Великобритании и в странах к ней близких каждый сотрудник полиции располагает специальным проверочным листом. Если к нему обращается человек по поводу квартирной кражи, ему достаточно открыть свой лист и по нему выяснить психологическое состояние потерпевшего. После беседы с полицейским, потерпевший проверяет проверочный лист. Бывает эмоциональное состояние потерпевшего иногда не позволяет задать все интересующие вопросы в тот момент. Когда сознание проясняется, по определенному номеру телефона он сможет позвонить офицеру из службы поддержки. Также есть круглосуточная горячая линия, чтобы информировать на какой стадии находится дело.

Азамат Тынаев:

Урмат, задам два вопроса. Первое, ваше общее впечатление от вашего исследования? То есть ваша реакция на информацию, которую вы получили и что намерены с ней делать? Второй вопрос, ждут ли вас в парламенте? Заинтересованы ли они партнерстве с гражданским обществом?

Урмат Казакбаев:

Финальное исследование пока не готово, в процессе анализа, в процессе доработки. Я могу поделиться своей точкой зрения. На основании того, что я увидел. В академии и в Республиканском учебном центре готовят одних сотрудников. Когда уже непосредственно приступают к службе, то у них идет вынужденная трансформация из одних в совершенно других людей. Возможно, даже в людей, которые готовы наказывать, а не защищать.

Здесь нет вины и учебных заведений. Как было выше отмечено, сотрудники, которые пришли из “гражданских” вузов, то есть из Юракадемии, из Национального университета, долго не выдерживают. Большинство не выдерживают, потому что они вынуждены ломать свою психику, переступать через свои принципы, через какие-то человеческие качества. Остаются те, которые готовы работать на маленькую зарплату. То есть они готовы находить средства для обеспечения себя и своей семьи не совсем законным путем.

Также выше было сказано о недопустимом поведении сотрудников милиции в КР.

Многие задаются вопросом, как их готовят в учебных заведениях. Безусловно, есть проблемы. Во многих зарубежных странах новых сотрудников готовят по запросу полиции. То есть начальник отдела полиции определяет кому каких навыков не хватаем и в какой пройти повышение квалификации. Также если сотрудников с определенными навыками не хватает, он делает запрос полицейской академии подготовить.

У нас не совсем так, формально запрос в МВД с просьбой подготовить определенного кадра поступает. Но также есть и желание заявителя. Человек захотел стать сотрудником милиции, пишет заявление, заканчивает учебное заведение. Предлагаются варианты, не соответствующие его ожиданиям. Его имя вносят в резерв кадров. Иногда ожидание может продлиться полгода, а за это время какие-то навыки теряются.

Другой момент наши учебные заведения готовят универсальных милиционеров. То есть готовят по всем направлениям понемногу. А в международной практике готовят сотрудников в узком направлении. Дальше в своей же отрасли они проходят повышение квалификации.

Следующий момент, везде надо сдать нормативы по физической и огневой подготовкам, пройти военно-врачебную комиссию. А как быть сотрудникам МВД в отделе информационных технологий. Они тоже нужны МВД. Им пробежать кросс, подтянутся n-ное количество раз не смогут. Здесь тоже есть некие проблемы, хотя в некоторых моментах закрывают глаза.

Вторая часть вопроса касательно рекомендаций. Рекомендации были собраны у респондентов. Также я хочу предложить коллегам добавить свои рекомендации, то есть от гражданского союза. Мы много лет занимаемся вопросом касательно реформы милиции. У нас есть свои взгляды, которые мы будем отстаивать. Под наши рекомендации были собраны подписи населения граждан КР. Это уже ответственность перед населением.

Все наши аналитические документы, рекомендации будем отправлять в парламент, в правительство, в само МВД, руководству учебных заведений МВД. С введением новых кодексов, появились новые должности в МВД. Все сотрудники должны были пройти переподготовку. Потому что кодексы новые, а соответственно нужен новый подход к работе.

Азамат Тынаев:

Сергей, Урмат, огромная благодарность за ваше время и за содержательный разговор. Тот объем информации, которым вы сегодня поделились, заставляет по-новому посмотреть на проблему, которая связана с системой с подготовкой наших милицейских кадров. Желаю успешной финализации вашего проекта! До новых встреч!

 Данное экспертное обсуждение проведено Центром политико-правовоых исследваний (ЦППИ) в партнерстве с общественным объединением "Гражданский союз" в рамках проекта "Продвижение правозащитных аспектов в деятельности органов внутренних дел Кыргызской Республики через развитие независимых форм контроля и исследований", осуществляемым при поддержке Фонда "Сорос - Кыргызстан". Информация в данной публикации не обязательно отражает позицию Фонда "Сорос-Кыргызстан"


Прикрепленное видео


Фильтр

Сбросить

Похожее в этом районе
05.11.2019 Комитет по правопорядку прорабатывает методику оценки работы милиции
Комитет по правопорядку прорабатывает методику оценки работы милиции
04.11.2019 Комитет по правопорядку прорабатывает методику оценки работы милиции
09.09.2019 В Жалал-Абаде проводят внешнюю оценку деятельности милиции
13.08.2019 Гражданский союз: Расследования вокруг событий 7-8 августа не должны стать поводом для сведения счетов
Timur Shaikhutdinov: Law on “The Prevention of Crime” remains declarative
06.06.2019 Timur Shaikhutdinov: Law on “The Prevention of Crime” remains declarative
06.06.2019 В Жогорку Кенеше обсудили результаты оценки законов по профилактике преступности
Экспертное обсуждение: система подготовки кадров в милиции Кыргызстана
25.03.2019 Экспертное обсуждение: система подготовки кадров в милиции Кыргызстана
03.02.2019 Правоохранительным органам Узбекистана рассказали об опыте профилактике преступности в Кыргызстане
14.01.2019 Методология по осуществлению парламентского контроля
12.01.2019 Анализ законодательства Кыргызской Республики по парламентскому контролю

Фильтр

Сбросить