Главным условием для преобразований - было и остается само общество

16.12.2016 08:46
Раздел: Статьи
Тимур Шайхутдинов, Гражданский союз За реформы и результат

В годовщину дня защиты прав человека редакция решила взять интервью у правозащитника с большим стажем, представителем Гражданского Союза «За реформы и результат», одного из создателей движения Студенческих Омбудсменов в высших учебных заведениях Кыргызстана Шайхутдинова Тимура Фаридовича.

 

Рекламно-информационный вестник "Взгляд" - Тимур Фаридович, на сегодняшний день Кыргызстан считается одной из продвинутых стран в Центральной Азии, где граждане могут более-менее эффективно защищать свои права. Вы можете согласиться с этим? Какие институты решают вопросы, связанные с правами человека?

- Действительно, за весь период независимости Кыргызстан был и остается для центрально-азиатского региона примером в сфере прав человека и развития демократических институтов. Несмотря на трагичность двух революций 2005 и 2010 годов, они дали мощный толчок формированию подотчетности власти перед обществом. Возник даже устойчивый страх должностных лиц, который вынуждает их прислушиваться к мнению граждан. Возьмем к примеру СМИ, ни у одной политической группы нынче нет монополии в информационном пространстве. Порой власть вынуждена отвечать на критическую информацию и в некоторых случаях корректировать свои действия. До идеала нам пока далеко. Попытки перекроить Конституцию в угоду одной политической группировки показывают, как много еще осталось пройти, чтобы Кыргызстан стал правовым государством. Но серьезный задел уже сделан и обратного пути нет.

Что касается институтов. С одной стороны, это гражданское общество. С первых лет независимости активисты, общественные объединения действовали для развития прав человека, предлагали властям конкретные меры, в чем-то критиковали.

Что касается государственных правозащитных структур, того же омбудсмена, то еще многое предстоит сделать, чтобы из бюрократической конторы он превратился в институт, стоящий на страже прав и свобод человека. Омбудсмен мог бы стать мостом между властью и независимой частью правозащитного сообщества, но пока таковым не стал.

Главным условием для преобразований было и остается само общество, которое показало свое свободолюбие.

- Вы были одним из создателей института студенческого Омбудсмена (Акыйкатчы) в высших учебных заведениях страны. К 2005 году подобные правозащитные организации были открыты в крупных ВУЗах, расположенных в городах Бишкек, Ош, Жалал-Абад и Талас. Как Вы могли бы охарактеризовать их деятельность, и почему следующее поколение студенчества не смогло удержать высокий уровень самоуправляемости?

- Появление студенческих омбудсменов можно связать с ростом самосознания студенчества в нулевых годах. Подавляемые администрациями университетов, мы стремились дать ответ на беззаконие, попытки заставить ходить строем на те же выборы 2005 года.

Я горд, что был частью этого движения и даже стал первым студенческим омбудсменом в стране, который изначально появился в БГУ. Многие другие университеты переняли наш опыт, мы, вместе с такими молодыми лидерами как Урмат Казакбаев и другими, в этом активно помогали. Первые действия студенческих омбудсменов впечатляли. Например, в МУКе учащимся удалось отстоять стоимость обучения, несмотря на то, что ректорат в обход контракта хотел ее значительно повысить. Омбудсмены также защищали и политические права во времена выборов, как при Акаеве, так и при Бакиеве. Однако, спустя годы, омбудсмены потеряли былое влияние, кое-где эти структуры вовсе исчезли. Почему это произошло? Тут разные причины. С одной стороны, из-за снижения политического давления на студентов, уменьшилась актуальность. Хотя остаются другие нерешенные проблемы.

С другой стороны, изменилась сама структура молодежной активности в стране, стало больше прагматизма, меньше романтики, у молодых амбициозных людей все меньше желания защищать чьи-либо права, когда каждому нужно найти свое место в жизни. Сейчас хотят все и сразу – либо высокую зарплату, либо политическую карьеру. Это общий тренд, который оставит в правозащитном движении единицы, то есть тех, у кого есть призвание.

- В Кыргызской Республике правозащитные организации занимают особую нишу благодаря продуктивной работе по защите прав в девяностые и нулевые годы, но сейчас некоторые политики порой отмечают, что правозащитные НПО порой увлекаются вмешательством во внутреннюю и внешнюю политику государства. Тимур Фаридович, есть ли такое на самом деле? Ведь одно дело, обсуждать эту политику и иное дело, непосредственно участвовать в формировании этой политики.

- Стереотип вмешательства правозащитников в политические процессы есть. Но давайте объективно рассмотрим эту ситуацию. Начнем с самого понятия «политика», если под ним мы имеем в виду борьбу за власть, то это остается в Кыргызстане уделом политиков и их сторонников, известные правозащитники в эти процессы не вмешиваются. Правозащитник, ставший политиком, правозащитником больше не является по определению.  Но если говорить о политике в широком понимании этого слова, то это сфера развития государственного и общественного развития. Есть правоохранительная политика, есть политика в сфере образования, культуры, социального обеспечения. И здесь любой гражданин вправе что-либо предлагать и действовать. Правозащитники в этом не исключение. Правда, бывают эмоциональные высказывания, но это теперь происходит сплошь и рядом. 

- Ваша организация в данное время занимается содействием в реформировании правоохранительных органов. Вы не могли бы поделиться итогами работ в данном направлении на сегодняшний день?

- Реформа правоохранительной системы - процесс затянувшийся. В первую очередь, это связано со слабой политической волей на проведение любых структурных изменений. Касательно милиции, ситуация усложняется военным характером службы, ее закрытостью, нежеланием разговаривать с теми, у кого есть иное мнение. Поэтому Гражданский союз «За реформы и результат», который я представляю, может говорить только о точечных изменениях и промежуточных результатах.

За последние годы удалось начать внедрение новой системы оценки деятельности милиции, которая включает как внутреннюю оценку, так и внешнюю – со стороны общества. Внедряются новые формы взаимодействия ОВД с населением на местном уровне. На отдельные категории должностей, назначение осуществляется через конкурс. Многообещавшая инициатива создания патрульной милиции пока не принесла особых результатов, прежде всего, из-за опоры на прежние кадры. А говорить о практической пользе решения Совета обороны от 4 июля 2016 года, пока рано. Мы еще раз убеждаемся в важности изменения законодательной базы, формирования независимой службы внутренних расследований, появления полноценного конкурсного отбора и механизмов подотчетности наружных служб перед населением и органами МСУ. Но здесь пока руководство МВД сопротивляется.

Наибольших результатов наша команда добилась на местах. Так, в 12 муниципалитетах с нашей помощью развивается социальное партнерство в сфере обеспечения общественной безопасности и профилактики правонарушений. Удалось принять совместные планы, которые уже реализуются и приносят пользу, как для жителей, так и для правоохранителей. Следующая задача - убедить власть распространить наш опыт на другие территории.

- В конце хочется спросить, по Вашему мнению, какая судьба ждет сферу прав человека в нашей стране? Сможет ли общество и государственные институты вывести свои отношения на новый уровень, когда необходимость в защите прав будет уменьшена.

- Я смотрю оптимистично на судьбу прав человека и демократии. Кыргызстан добился ощутимых результатов и важно наращивать достигнутое, попутно борясь с издержками. К последним я отношу нивелирование законности, появление популистских настроений в политике и угрозу религиозного радикализма. Безусловно, наблюдаются также попытки властей реставрировать авторитарные методы управления и подавления свободы слова. Изменение Конституции в режиме спецоперации и вопреки мнению значительной части общества также несет угрозу концентрации власти и, как следствие, ограничения политических и гражданских прав. Но на каждые подобные действия находится противодействие. Все эти вызовы решаемы, но это не задача лишь правозащитного сообщества. Здесь нужен обстоятельный диалог здоровых сил, политиков, общественных деятелей и появление нового общественного договора. Ключевые игроки должны согласиться и принять, что можно делать, а что нельзя, определить, куда движется Кыргызстан. Из хаотичности и состояния «войны всех против всех» должен появиться новый порядок. Стратегически важным также является появление социально ответственного бизнеса, который осознает свою роль в поддержке прогрессивных процессов.

- Благодарю Вас за беседу.

- Взаимно.

 

Источник: Vzglyadriv.kg/

Избранное: 
Поделиться:

Ключевые слова